Славянский кремль у реки Рожайки
Прислано orange Июль 15 2014 05:44:23
Славянский кремль


Как давно Вы задумали столь масштабное строительство?

Каждый человек хочет иметь свой дом, но тема эта весьма непростая. У меня есть такие стихи: «Мне бы Родину найти, чтоб с собой не унести», — ведь понятие «Родина» не относится к формальному месту рождения. Я родился в Алма-Ате, жил на Украине, пять стран готовы были предоставить мне свое гражданство, чтобы я создавал у них различные проекты. Л дом в итоге построил в России, в уникальном месте, всего в тридцати километрах от столицы по Варшавскому шоссе.
Оно удивительно с точки зрения экологии, инфраструктуры, но главное — исторической фактологии. Ведь именно здесь происходили средневековые баталии, располагалась ставка Дениса Давыдова, здесь курганы, река Рожайка... Словом, я влюбился в эту землю, принял решение остаться и начал реализовывать свой проект «Пангея», один из элементов которого — усадьба «Славянский кремль». Правда, шел он трудно. Случился дефолт, и строиться стало не на что.

Вы все-таки возвели не один дом, а целый ряд строений — ансамбль смотрится на редкость кинематографично...

Меня никогда не интересовали исключительно частные строения. Я считаю, что выбирать надо большие цели — в них труднее промахнуться. Когда строишь город, не задаешься вопросом, будет ли у тебя в нем комнатушка! Поэтому на трех гектарах сейчас возвышается два десятка базовых строений.
Первой поставил мельницу. Я привез ее из Вятки, отреставрировал, чтобы спасти это шатровое полусгнившее разрушенное строение, которому уже две сотни лет.
Второе сооружение также из Вятки — огромная старинная изба. Пока я рубил с помощниками основной терем, параллельно возвел у себя на участке постройку по образцу ведического древнеславянского храма. Там сейчас воссоздаются исторические реконструкции коло-годных праздников и обрядов.

Есть баня, конюшни, псарня, птичий двор, сокольничья, гульбище для застолий, смотровые башни, славянский свадебный проход, составленный из коряг, символизирующий жизнь, пруд с рыбами, который я специально вырыл, когда устраивал здесь детский лагерь. Естественно, костровище, постоялый двор, где обычно останавливаются гости.

Я же не только собираю у себя друзей, но и организую всевозможные мероприятия российского и международного масштаба: поэтические вечера, этнографические праздники...
Например, фестиваль «Городецкое гульбище», собравший пять тысяч участников из двенадцати стран. Шестой год на Ивана Купалу провожу музыкальный фестиваль «Купала на Рожайке», на который собираются люди из разных государств. Ко мне на день рождения приезжают две с половиной тысячи гостей. Так что моя усадьба привычна к многолюдью.

Ваш главный жилой дом очень колоритен...

Не сказал бы, что он главный. Я живу в усадьбе, которую, кстати, в самую последнюю очередь окружил частоколом, теперь загораживающим мне горизонт (улыбается). В принципе, как эксперту по выживанию мне очень мало надо. Но я совсем не аскет, люблю комфорт.

В дом мы въехали, когда он был еще не до конца достроен. Да и сегодня я собираюсь его расширять. У меня двое сыновей и двое внуков, поэтому обязательно сделаю просторную детскую, игровую комнаты. Затем пристрою летнюю веранду к трапезной и отгорожу в подвале, рядом с мастерской, тренажерный зал. Так что дом у меня постоянно находится в движении. Еще планирую возвести не меньше трех строений, их фундамент уже заложен, и создать, наконец, музей славянской мифологии на территории кремля.

Если говорить о доме — это княжий терем, выстроенный по старой схеме. Мы буквально восстанавливали забытую технологию кладки бревен. Здесь все сделано моими руками, а на фасаде я поместил родовой герб.

Расскажите о своем кабинете. Как я понимаю, здесь много дорогих для Вас вещей.

На черном кожаном диване, например, сидели Тонино Гуэрра и другие великие люди. Помимо сделанного мной рабочего стола тут стоят комоды, у которых я поменял лишь ручки, в них хранится военное и экспедиционное снаряжение. На своеобразных алтарях собраны религиозные святыни всех конфессий: языческие и христианские, буддийские и исламские... Музыкальные инструменты здесь тоже не случайны: я играю на гитаре и осваиваю саксофон.

В доме есть и так называемая восточная комната. В ней хранятся подаренные мне «золотые» халаты, а на диванах — подушки, которые мне преподнесли на Востоке. Тут удобно лежать, курить кальян, пить чай...

Под крышей находится весьма необычная спальня: без окон, с кованой кроватью в форме пирамиды

Так как я часто живу в экстремальных условиях, знаю не понаслышке, что хороший сон бывает тогда, когда подсознание контролирует все пространство. А для этого спальня должна быть небольших размеров, вроде норы, и желательно, чтобы помимо кровати в ней ничего не было. Для достижения комфортной, полнейшей темноты отсутствие окон как раз то, что надо. Правда, есть крохотное оконце, чтобы знать, какое время суток на дворе.

И пирамида, в центре которой ложе, — идеальный вариант. Поверьте, организм работает совершенно по-другому в таких условиях. Пирамида нас расслабляет, а не активизирует.

А что скажете о животных, обитающих на территории усадьбы?

Так случилось, что они сами меня выбрали, я за ними не гонялся. Коты-бобтейлы обосновались, три собаки, сова Дуся, кони, соколов держал. Живут все свободно, без клеток и ошейников. Конечно, жизнь на просторе — совсем другое дело, чем в городской квартире.

«На одной из стен висят африканские тотемные маски — ритуальные, культовые. Предметом моих исследований являются территории малоизученные, сложные, где подчас идут какие-то конфликты и требуется спасать экспонаты, таким образом они попадают сюда. Здесь все — наглядные пособия, фактологический материал, что для меня крайне важно».

«Практически вся мебель моего производства: и полки под экспонаты, и стол, и лампы. За исключением белых кожаных диванов, подаренных мне друзьями. Много сундуков, которые я реставрировал даже полусгнившие, есть восстановленное ковбойское седло. Я сам делаю деревянную мебель, потому что мне очень нравится процесс».

«Рядом с массивной лестницей, ведущей на второй этаж, стоит «дерево счастья» — дерево Перуна — дуб, в который попала молния. На нем висят обереги, талисманы из всех стран мира, и к нему по славянской традиции принято прикасаться на удачу. Все двери с окосячкой выполнены из цельного бревна, с элементами ковки — это большая редкость сейчас».

«На полу, под бронированным стеклом, — вся геология, археология, образцы окаменевшей флоры и фауны, найденные при строительстве кремля. Здесь и обломки мечей, и наполеоновская картечь, и конная упряжь, и кандалы... Камни и раковины с побережий всего мира. Мне уютно в окружении вещей, которые принадлежали моим предкам и хранят в себе историю, — они заряжены энергетически».

«Второй этаж — в основном моя вотчина. Кроме комнаты для мамы и узких келий для друзей, остающихся на ночь, здесь находится библиотека, шкафы в ней я тоже делал сам, мне лишь немного помогали плотники. Все книги я читал не один раз, и с карандашом в руке. Мне нравится жить в усадьбе, которую я сам создал и «населил» близкими мне предметами».

«Все экспонаты мне либо дарят, либо я обнаруживаю их в археологических экспедициях, при работе с музеями. Например, одному афганскому шерстяному ковру более 300 лет. Мне повезло принимать дары и от президентов, и от королей... На подоконнике стоит фигурка Дон Кихота как один из романтических образов, мне приписываемых, четки подарены далай-ламой».

«Мебель для трапезной, кроме купленного женой кухонного гарнитура, сделана мной в мастерской. Длинный стол выполнен из дуба и затонирован морилкой. Стулья с высокими спинками чуть переделаны, как и буфет, перекрашенный, состаренный. Здесь находится коллекция кувшинов, собранных в российских, нередко брошенных деревнях. На потолке — балки, как и в гриднице».

«Все новомодные магазинные аксессуары совсем не живые, порой их красивость идет в ущерб комфорту. Но и антикварные вещи я специально не покупаю. Лампу украшает деревянный «золотой» дракон, придуманный мной. На окнах импровизированные вязаные шторы с помпонами из Афганистана. На стенах грамоты, лук, стрелы и холодное оружие, так как я эксперт в данной области».

«Летом у нас чудесно: все в цветах, огород разнообразный. Я не раз говорил, что среди моих излюбленных предметов — столярный инструмент, компас, рюкзак, казачье седло и садовый инвентарь.

Знаете, это так здорово выйти утром во двор, сесть на оседланного коня, взять на руку сокола, свиснуть собак и умчаться в поля...».